"ПРИВЕТ" В

"ПРИВЕТ" В. СОЛОВЬЕВУ

Общественная коллегия по жалобам на прессу опубликовала своё решение по нашей жалобе

Итак, коллегия решила единогласно:
"Коллегия соглашается с основным выводом своего эксперта проф. С.К. Шайхитдиновой о том, что оспоренное заявителями интервью В.Р. Соловьёва НЕ является журналистским, соглашаясь с экспертом также и в том, что данный медийный продукт имеет признаки «работы политтехнолога, использующего в своих целях журналистский формат подачи нужной информации».

4. Коллегия не вполне соглашается с выводом эксперта о том, что интервьюером продвигаются интересы «большой экономики» в целом. Коллегия полагает, что говорить приходится скорее о «продвижении» ведущим проекта строительства конкретного Томинского ГОКа и интересов конкретного бизнес-субъекта, АО «Русская медная компания» (РМК). В свете сказанного, к скрытой, не выраженной функции политтехнолога, говоря о ролевом поведении интервьюера, логично добавить функцию, характерную для PR, «связей с общественностью»: специальностью, также не имеющей ничего общего с журналистской профессией.

5. Исходя из содержания конкретного выпуска известной программы и оглядываясь на обсуждение этого выпуска по ходу своего заседания, Коллегия считает установленным нарушение ведущим программы следующих норм и правил журналистской профессии:

А. Адресаты выпуска определенно не получили достоверной, точной, полной и непредвзято поданной информации по проблеме, представляющей выраженный общественный интерес.

Коллегия обращает внимание на безусловную предвзятость, тенденциозность ведущего, на выстроенную им, говоря словами эксперта, «приоритетность персонажей, в пользу которых ведётся диалог», а также на четко идентифицируемую установку, определённую экспертом «второй целью»: дискредитировать «политического противника».

Средства, с помощью которых реализуется эта определенно не журналистская цель, также не являются журналистскими:

- отказ представителям СТОП-ГОК в праве голоса по вопросам, напрямую связанным с безопасностью, здоровьем, жизнью, будущим населения города-миллионника, уже перегруженного экологическими проблемами, на том основании, что они-де не являются «специалистами в области экологии»,

- прикрепление к активистам социального общественного движения ярлыка «политических активистов оппозиционного толка»,

- обвинение этих активистов в «проплаченности» иностранными фондами, и т.д.

Коллегия находит, что обвинения подобного рода в данном материале либо носят очевидно одиозный голословный характер, либо используют в качестве весомого аргумента конкретный криминальный случай, вроде упоминаемого поджога штабелей леса на территории Томинского ГОК, придавая ему характер выявленной тенденции, скрытой социальной и политической угрозы.

Б. Адресаты оспоренного выпуска имели дело с актом манипулирования информацией, недопустимым в журналистике.

Коллегия обращает внимание на то, что ни в какой части материала - ни в интервью, ни в заключительном монологе ведущего - не был поставлен и даже затронут (не говоря об обсуждении) вопрос о реальных проблемах и возможных угрозах, связанных с Томинским ГОК, само строительство которого в оспоренном выпуске объявлялось едва ли не панацеей от известных и ещё не известных челябинцам экологических проблем.

При этом социальное общественное движение, требующее общественной экспертизы проекта и приостановления строительства ГОКа, в том числе, за её отсутствием, объявляется вредящей интересам горожан («нечего будет есть и нечем будет заниматься») и направленной против интересов страны («это действует похуже санкций»).

Коллегия напоминает, что несовместимость журналистской деятельности с манипулированием информацией и сознанием адресатов СМИ – норма, поддерживающая профессиональную и социальную ответственность журналиста.

Коллегия обращает особое внимание на то, что в оспоренном выпуске программы, говоря словами эксперта, «осуществлено конструирование образа врага в лице политической оппозиции. Манипулятивными способами осуществлена попытка произвести раскол среди городской общественности города Челябинска».

В. Заявители, затронутые в выпуске, в том числе, персонально, сначала не получили возможности выразить свою позицию, другую точку зрения в самом выпуске, а затем оказались лишены возможности выразить отношение к сказанному в эфире в порядке реализации права на ответ.

Коллегия напоминает, что «предоставление права на ответ» - одна из ключевых позиций для журналистской профессии в целом, норма Закона РФ «О средствах массовой информации» - имеет чёткий, не вчера устоявшийся аналог в профессиональной этике журналиста и в медиаэтике.

Говоря о том, что «Журналист и редакция средства массовой информации обязаны заботиться о том, чтобы не публиковались неточные, вводящие в заблуждение или искажённые информационные материалы», Медиаэтический стандарт исходит из того, что «редакция, дорожащая добрым именем и профессиональной репутацией своих журналистов, должна удовлетворять убедительные требования лиц и организаций о предоставлении им возможности ответа на неточные публикации». При этом «профессиональная честность проявляется в готовности признать и исправить допущенную ошибку».

Г. И заявители, и радиослушатели, основные адресаты выпуска программы, и посетители сайта радиовещателя по факту столкнулись с нарушением такого важного профессионального принципа, как «уважение человеческого достоинства».

Напоминая о том, что «уважение человеческого достоинства находит выражение в профессиональной корректности в отношении репутации граждан, становящихся объектами внимания журналиста, в отказе от использования клеветы, оскорбления, диффамации», Коллегия безусловно признаёт не соответствующими нормам цивилизованной журналистики ни саму диффамационную и дискредитационную установку ведущего передачи по отношению к активистам и членам движения СТОП-ГОК, ни язык, использованный при этом.

6. Оглядываясь на хорошо известное журналистам правило: не выполнять, в том числе, невольно, роли полицейского, прокурора, судьи, представителя спецслужб, Коллегия обращает внимание на расходящуюся с нормами именно журналистской профессии «алармистскую» составляющую публикации, на попытку ведущего если и не заявиться на все запретные для журналиста роли, то выступить с позиции публично призывающего к наведению некоего ведомого ему порядка: в том числе, фактическим обращением к ведомству, представители которого «должны смотреть». («Но, видимо, они заняты, у них, конечно, есть и другие вопросы»).

7. Коллегия обращает особое внимание на следующий вывод эксперта С.К. Шайхитдиновой: «Интервью Владимира Соловьева «У псевдоэкологов “уши торчат”» переводит социальную проблему государственного уровня («Челябинск – город экологического бедствия») в «черно-белый» политический дискурс «наших» и «ненаших». Продвигается идеология унитарного авторитаризма, которая исключает любые гражданские инициативы людей».

Коллегия подчеркивает, что подобным отношением к социальным движения пресса (в данном случае – её конкретные представители, если говорить не только о ведущем, но и о редакции, выпустившей материал в эфир), создают дополнительное и заметное социальное напряжение в российском обществе, т.е. выполняют функцию, очевидно идущую вразрез даже и с благими (когда они благие) намерениями.

8. Не получив возможности задать ведущему выпуска именно ему адресованные вопросы, Коллегия не может определить, чем именно было вызвано радикальное изменение позиции В.Р. Соловьёва как по отношению к проекту строительства Томинского ГОКа, так и в отношении к общественному движению СТОП-ГОК. Коллегия обращает внимание на сам факт такого изменения, «смены полюсов» без публичного объяснения публичной персоной причин произошедшего, находя его, как минимум, не характерным для журналистской профессии, настораживающим, заслуживающим внимания и требующим объяснения.

9. У Коллегии нет достаточных оснований утверждать, что ведущий программы В.Р. Соловьёв недостаточно знаком с нормами и правилами журналистской профессии. Тот факт, что им, по сути, демонстративно нарушаются базовые профессионально-этические принципы честности, правдивости, непредвзятости, уважения к людям говорит скорее об интенциях и установках, сознательно заложенных в оспоренную публикацию и последовательно реализованных.

10. Отклоняя, по совокупности отступлений от основных профессиональных принципов, норм, правил, обязательных для журналистики, саму возможность отнести оспоренный выпуск программы к «чистой» радиожурналистике (при журналистском статусе ведущего программы), Коллегия находит в этом выпуске следующие принципы политической пропаганды с элементами «языка вражды»:

- целенаправленное сведение многомерного к двумерному, цветного к черно-белому; сужение поля личного морального выбора и ответственности за выбор;

- наличие четкой, подлежащей реализации цели как ожидаемого итога воздействия на «объект», - с определенным изменением (или поддержанием) «картины мира» в его сознании; в идеале - с переведением «наведенного» убеждения в поступок и образ действий;

- последовательная реализация комплекса задач, каждая из которых не имеет отношения к задачам и базовым функциям журналистики (информировать, просвещать, развлекать);

- целевой, работающий на жесткий «сценарий» отбор фактов, манипулирование фактами, статистическими данными, мнениями, включая экспертные, или сдвиг акцентов там, где прямая дезинформация представляется «непроходной»;

- действие в логике «цель оправдывает средства»; использование средств и методов, несовместимых с такими ценностями, как честность, правдивость и т.д.;

- присутствие «образа врага»; внесение в массовое сознание и поддержание в нём разделения на «мы» (правильные, с истинными ценностями, с настоящей правдой) и «они»: с отрицательным набором по тем же позициям.

- апелляция преимущественно к эмоциям, к чувствам, а не разуму.

11. Подводя итог сказанному: Коллегия определенно не может «указать» автору оспоренного материала на необходимость «соблюдать правила профессии и нормы журналистской этики»; журналистика и политическая пропаганда с признаками «языка вражды», пользуясь известным определением, «несовместны».

12. Коллегия, в силу своей компетенции, а также своих статуса и мандата, в принципе не может никому и ни на что «указывать», кого-то к чему-то «обязывать». Коллегия исходит из того, что журналистская профессия и повседневная журналистская практика неотделимы от профессиональной этики журналиста, от норм, правил и определенных самообязательств, добровольно, в силу принадлежности именно к этой профессии, принимаемых на себя журналистом и поддерживаемых усилиями редакции, в которой он работает.

Подобных самообязательств и усилий по их выполнению определенно не приходится ожидать от политического пропагандиста: даже и в том случае, если оправданием его присутствия на территории, привычно относимой читателями, зрителями, слушателями к собственно журналистской, служат редакционное удостоверение или популярное имя. Но это уже вопрос, в том числе, о медиаграмотности тех же читателей, слушателей, зрителей.

13. Учитывая отказ адресатов жалобы от подписания Соглашения с Коллегией и от участия в заседании, Коллегия освобождает Белову Наталью Борисовну, Московца Василия Викторовича, а также всех других заявителей, оспоривших данный выпуск программы «Полный контакт с Владимиром Соловьёвым» и подписавших с Коллегией Соглашения о признании её профессионаьно-этической юрисдикции, от принятого на себя обязательства не использовать решение, вынесенное Общественной коллегией по жалобам на прессу, для продолжения данного информационного спора в судебном, ином правовом или административном порядке."
____
Итак, профессиональное сообщество свой "приговор" Соловьеву вынесло: "дискредитация, неуважение и манипуляция"

Спасибо членам Коллегии в составе Юрия Казакова (председательствующий, сопредседатель Общественной коллегии по жалобам на прессу), членов Палаты медиасообщества Ольги Кравцовой, Владимира Познера, Алексея Симонова, Виктора Юкечева, членов Палаты медиааудитории Евгения Гонтмахера, Дмитрия Орешкина, Владимира Ряховского, Ильи Шаблинского за это важное решение!

Спасибо за ссылку Марии Берсенёвой

#СтопГок

http://presscouncil.ru/novosti/5929-diskreditatsiya-neuvazhenie-i-manipu...

Стоп Гок