Bbc О ПРОБЛЕМЕ ТОМИНСКОГО ГОКА

Стоп Гок

BBC О ПРОБЛЕМЕ ТОМИНСКОГО ГОКА

На сайте Русской службы BBC опубликована статья Олега Болдырева
о нашей борьбе

""Спрятать хвост под Челябинском. Уголь, медь и экопротестыВ Челябинске два огромных месторождения стали предметом спора между властями, промышленниками и экологическим протестным движением. Жители одного из самых грязных городов России пытаются предотвратить схему, при которой старое производство будут консервировать отходами нового.
...
По полю, окаймленному березовыми рощами, ползет многотонный грузовик "Тонар", груженный желтоватой глиной. Самосвал огромен, но представитель РМК, сопровождающий меня, пренебрежительно замечает, что машина совсем не такая большая. Эти люди привыкли оперировать сотнями, тысячами, миллионами тонн.

Самосвал везет глину, которую снимают с поверхности земли, сооружая карьеры и цеха Томинского горно-обогатительного комбината, расположенного в десятке километров от Челябинска. Тут будут добывать медь.

Неподалеку на дне огромного котлована игрушечной машинкой виднеется 12-метровый грейдер. Сюда встанут установки для измельчения руды. В еще одном котловане торчат как карандаши десятки огромных свай, а мощный молот забивает все новые и новые. Тут расположится цех флотации: в огромных водных ваннах руду будут обогащать, отсекая лишнее и выделяя так называемый медный концентрат.

Меди в пластах, лежащих под красной глиной Томинского района, всего ничего - полпроцента. Но даже полпроцента, помноженные на 28 миллионов тонн (столько руды каждый год планирует перерабатывать РМК на этом комбинате) дают огромное количество ценного металла.
...
"По данным разведки, под карьером располагается стратегический запас пресной воды. По закону у нас запрещено размещение отходов, в том числе в карьерных разработках. Этот материал мы считаем отходами и он нормативно является таковым. В РМК называют его "инертным материалом", "закладочным материалом", подменяют понятия. Отходы эти токсичны и размещать их в разрезе нельзя", - утверждает Владимир Казанцев, юрист протестного движения "Стоп ГОК".

Движение пытается не допустить сооружения горно-обогатительного комбината уже много лет. Всерьез народное недовольство проектом ГОКа полыхнуло в апреле 2015-го, когда на Алом поле в Челябинске собрался огромный, по меркам областного центра, митинг - 18 тысяч человек.

В каком-то смысле идея с переброской "хвостов" в угольный карьер - результат того протеста. Столкнувшись с массовыми выступлениями, областные власти заказали экологический аудит проекта Томинского ГОК. Исследовав проект, эксперты заявили, что складировать отходы медного производства в открытых хранилищах рядом с комбинатом нельзя. Тогда и возникла формулировка "рассмотреть альтернативное место" и в центре внимания оказалось дымящее Коркино. А РМК отчиталась в том, что, отказываясь от сооружения хвостохранилищ и перемещая "хвосты" на разрез, спасает от вырубки 450 гектаров леса на новой разработке.
...
Челябинские активисты не верят и считают, что эксперты, поставившие свои подписи под оценкой "хвостов" по 5 классу опасности, небеспристрастны, а то и вовсе впрямую зависят от РМК.

Они приводят свои экспертные оценки. Оксана Цитцер, долгое время работавшая специалистом по международным соглашениям в министерстве природы России, обращает внимание на то, что, невзирая на подписание Россией в 2014 году Минаматской конвенции по ограничению обращения и выбросов ртути и невзирая на составление национального кадастра по содержанию ртути в горных породах, в оценках проектов по добыче типа Томинского этот ядовитый металл до сих пор просто не фигурирует.

А ртуть в медных породах есть. "По данным Комиссии по запасам [полезных ископаемых], для медно-порфировых руд, исходя из элементного состава расчетным методом, минимальное количество ртути, извлекаемое непреднамеренно при добыче руды, находится в пределах минимум 6 граммов на тонну, что подтверждено в докладах на отчётном представлении Кадастра в июне прошлого года в минприроды России", - указывает Цитцер.

По этим расчетам выходит, что из 28 миллионов тонн, что будут ежегодно перерабатывать на ГОКе, в обедненной породе, предназначенной к отправке в Коркинский карьер, будет 168 тонн ртути. И это не то же самое, что ртуть, лежавшая миллионы лет в глубинах Земли, говорит Цитцер.

"Когда порода извлекается из естественной среды, из сложившейся системы с грунтовой и почвенной подушкой, когда выносится на поверхность, то соприкасается с кислородом воздуха, с другими средами. Кроме того, при извлечении добавляют щелочи или кислоты. Тогда эти примеси становятся опасны. Они могут попасть в воду или в воздух", - уверена она.
...
Пока проект перемещения пустой породы ожидает государственной экологической экспертизы, областные власти выражают согласие с аргументами о безопасности этой идеи. Позицию противников ГОКа они описывают как совершенно неконструктивную.

Советник областного министерства экологии Виталий Безруков подчеркивает, что оставлять Коркинский разрез без внимания нельзя.
...
Безруков уверен, что побочные продукты обогатительного производства в Томинском не будут никому угрожать. "Они не являются опасными. Хвосты это не отходы, это сырье, которое в будущем можно переработать. Хвостохранилища есть по всему миру - в Европе, в Соединенных Штатах и Латинской Америке, во Вьетнаме. Возле них спокойно живут люди, построены города, это никак не влияет на людей".

Советник одет в голубой пиджак с золотым двуглавым орлом. Он верит в то, что государственные органы проследят за соблюдением безопасности. "Критиковать можно что угодно, но не нужно собой подменять государство, которое было выбрано этим же населением. Государство выстраивает институты, рычаги, определяет, как будет организован процесс".

"Мы всегда говорим - ребята, давайте мы это проверим, исследуем. Но каких бы экспертов ни возили, противники ГОКа утверждают, что все куплено, все проплачено и никому верить нельзя. Но я привык верить специалистам и данным реальных изысканий. Это не подход к решению вопроса!"
"Стыдно за Челябинск - каждая домохозяйка считает себя экологом" - сокрушается Безруков.
...
Политизация протеста не прошла бесследно для его организаторов. В ноябре прошлого года, накануне приезда в Челябинск президента Путина, противники ГОКа вышли с пикетами. 15 человек были задержаны. Казалось, тон во взаимоотношениях властей с активистами сменился с прохладного на ледяной, но вдруг в ту же ночь одному из лидеров "Стоп ГОКа", Василию Московцу, позвонил сам Путин.

"Я не знаю, нужно этот ГОК строить или не нужно, - вспоминает слова президента активист. - Молодцы, что боретесь, я дам команду, чтобы людей оставили в покое".

Путин также заявил, что крупные стройки, типа ГОКа, должны проходить комплексную экологическую экспертизу уже с этого года. Это заявление Московца и его сподвижников сильно воодушевило, но радость была недолгой: в конце декабря распоряжением президента срок обязательного введения комплексных экспертиз был перенесен на 2019 год. Это значит, что сооружение Томинского ГОКа пока может обходиться без таких исследований.
...
"Пожары все время были. Там работал отдел в 40 человек, которые тушили пожары. Особенно чувствительно это было в зимнее время. Я там жил и из окошка видел этот карьер", - рассказывает Эдуард Мильман, несколько десятилетий проработавший на угольных шахтах в Коркино и закончивший работу специалистом по геологии угольных пластов.

Он - в числе тех, кто считает, что возгорания в карьере оставили без внимания после окончания разработки возможно именно для того, чтобы потом создать подходяще тревожный фон для реализации идеи с переброской пустой породы с медного месторождения.

"Ликвидация Коркинского разреза в глазах Томинского ГОКа - это значит, мы не только добываем медь, но мы еще такие хорошие, мы тушим. А откуда появились пожары? 80 лет Коркинский разрез работал, и все это время Челябинск не знал, что там есть пожары. Тут надо спросить, почему вы допустили такие пожары?" - рассуждает он.

"Проект рекультивации горной выработки возник только сейчас, а должен был возникнуть в 2013-м", - подчеркивает ветеран угольного производства.

О том, почему таких планов не было, полезно было бы расспросить миллиардера Константина Струкова, владельца "Челябинской угольной компании", прежнего хозяина Коркинского карьера. Точка зрения господина Струкова была бы особенно интересна, так как последние несколько лет в должности вице-преседателя заксобрания Челябинской области он занимается вопросами экологии. Константин Струков не ответил на просьбы Би-би-си об интервью.

Но раз дым все-таки есть, то как-то с ним бороться надо. Мильман считает, что более безопасный и вполне практичный способ - засыпание возгораний сухой породой из отвалов самого карьера. Либо по старинке - самосвалами, либо - направленными взрывами. Об остальном позаботится сама природа, постепенно укрывающая склоны воронки травой и деревцами.

В одном он убежден точно - смешанные с водой "хвосты" не укрепят, а наоборот разрушат карьер. "Допускается большая ошибка, люди не понимают, что вода и породы, которые складываются над и под угольными пластами, к воде относятся отрицательно. Это породы высокой пористости. Вода эти поры забивает и порода становится рассыпчатой. В результате борта начинают сползать, вся поверхность начинает сползать".

С Томинского горно-обогатительного комбината медный концентрат повезут в город Карабаш, на медеплавильный завод, тоже принадлежащий Русской медной компании. Противники ГОКа считают, что лучшей метафоры той опасности, которое несет с собой медное месторождение, не придумаешь.

Завод в Карабаше - один из родоначальников русской медной индустрии. Он проработал, с небольшой паузой в конце 90-х, чуть больше века.

Эта индустриальная деятельность оставила жутковатый пейзаж. На въезде с севера - тянущаяся на несколько сотен метров гряда отработанного "граншлака" - черной крупы размером с пшено. На заводе говорят, что граншлак абсолютно инертен и пользуется большой популярностью у производителей абразивных материалов, они готовы покупать по миллиону тонн этой крупы каждый год. Но в рукотворных черных горах - 23 миллиона тонн отходов. Они тут надолго.

К югу от завода - старое "хвостохранилище", прозванное в народе из-за характерного цвета "Красным морем". Рядом несколько гектаров почвы, покрытые какой-то белой коркой. С восточной стороны высятся черные облысевшие холмы, под ними - земля, на которой ничего не растет. На одном из холмов, где жиденькие деревца еще есть, поставлен огромный крест и выложена камнями надпись "Спаси и сохрани".
...
Протестующие челябинцы не верят промышленникам. Они также не верят в то, что государство реально заботит их право на здоровую среду обитания. Так что до тех пор, пока федеральные экспертизы не поставят точку в спорах о том, опасен ли план переброски отходов ГОКа и его существование вообще, протесты против новой медной разработки будут продолжаться.
____________
Полностью статья по ссылке https://www.bbc.com/russian/features-44417919

Спасибо всем причастным!

https://ichef.bbci.co.uk/news/976/cpsprodpb/15B16/production/_101945888_...

Стоп Гок

comments powered by HyperComments