Александр Кожейкин

Александр Кожейкин

Челябинск. Перед грозой

«Можно обманывать часть народа всё время.
Можно обманывать весь народ некоторое время.
Но нельзя обманывать всё время весь народ».
(Авраам Линкольн)

9 сентября. Челябинск. Казалось, гроза собиралась на протяжении всего дня. Ходила вокруг да около дымного города. Бросала косые взгляды на дворы с уплотнительной застройкой и машины на газонах. Подкрадывалась к городским кварталам и вклинивалась густыми тучами в едкие дымы Коксохима. Всё ближе к Кировке, где должна была развернуться несанкционированная демонстрация челябинцев, недовольных пенсионной реформой.

Этакий спектакль с известным концом – разгоном несанкционированного шествия. Иначе и быть не могло. Потому что уже так было.

Правильнее было бы назвать его не спектаклем, а репетицией. Хаотичным экспромтом, если хотите. Когда общество понимает, что жить так дальше нельзя. Кто-то уже не выдерживает – активно протестует, рисует плакаты, что-то пытается продемонстрировать. Но большинство сковано детьми, опасением потери работы, кредитной кабалой, элементарным чувством самосохранения (не всем же идти на амбразуры)… да мало ли чем.

И тут все вдруг видят: голос совести громче всего не у тех, кто умудрён жизнью, а у юнцов, совсем зелёных. Они искренни в своём порыве к справедливости. Они могут выделить этот голос совести в хаосе звуков и даже через наушники. И неправда, что они ничего не видят, кроме своих смартфонов.

Не знаю, у кого как, но у меня последняя надежда не на потерянное диванное поколение сорокалетних умудрённых ленивцев, а на них, юных. Не все убегут за границу, как мои дети. Многие призваны изменить наш затхлый мир или погибнуть вместе с ним. Мир просто погибнет. Утонет в трясине коррупции высшего звена управленцев, глупости и алчности чиновников, застое производства и ориентации на вывоз сырья, а не на технологии 21 века.
Что говорят эти юные друг другу? Возможно, совсем простые слова. Например, такие. Алгоритм прост: посмотри, что сделано, и что нужно сделать, и правильно расставь приоритеты. Если все поймут, что так дальше жить нельзя, революция произойдёт не на улицах, а в головах. В том числе и в головах тех, кто скрывал свои лица под масками, а тела за щитами.
И может, ради этого стоит спокойно сесть посреди всей этой вакханалии на мостовую Кировки, как сделал 23-летний парень и хорошенько задуматься: а дальше-то куда? У народа отбирают последнее – жизнь. Ведь отбирают пенсию, а в эти года это главный источник дохода. Не будет пенсии – не будет жизни. И это не пафосные слова, а реальность.
Мир движется, совершенствуется. Наша страна не успевает за этим движением, и думаю, миллионы это почувствовали. Молодёжь, живущая в ином темпе, должна успеть. И не надо быть либералом, чтобы понять главную задачу: участвовать в этом движении – движении к человеку, а не от него, в движении к обществу, а не к олигархам. Иначе можно навсегда остаться на старом перроне, который поезда будут обходить стороной, и перрон этот обветшает, разрушится и исчезнет. Такова жизнь…
Пенсионная реформа – как момент истины. Никто не даст нам избавленья, «не Бог, не царь и не герой»… Не царь… осознали люди после речи Путина про пенсии, а я горько вздохнул: а ведь я верил ему до самого последнего момента. Но слово прозвучало, Путин сказал, я услышал. Слово не воробей, dixi.

Теперь я не верю Путину…
http://www.proza.ru/2018/09/09/1372

#СтопГок

Стоп Гок